Форум - Что и Где? вести с водоемов Форум - Платные водоемы Форум - Барахолка Форум - Рыболовство и Закон

Это очень интересно!



Pin it

Рейтинг:  3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Байка не моя но когда я её читал я просто катался по полу от истерического смеха, к стати баика взята с http://www.regionline.by.ru/archive/2002/11/05/siesta.htm Но могу вас заверить , юмористам такое и не снилось, я думаю если бы Задорнов прочёл это, зал бы просто бы умер от зависти.

Пролог: Если в самом начале по дороге на рыбалку вас постигла непредвиденная беда, - немедленно возвращайтесь домой и не насилуйте свою судьбу.

 Эту историю, свидетелем которой был сам, я обычно рассказываю только под вечернюю стопку на рыбацком ночлеге. Смех сквозь слезы. И так, шел март 1974 года. Я был еще безлошадный, и зимние поездки на дальнюю рыбалку начинались на площади Белорусского вокзала, где можно было подсесть в какой-нибудь рыбацкий автобус с несколькими свободными сидячими местами.

Обычно ездили на Рену, Себлу, Сутку, Ламь, Суховетка и другие реки Рыбинскогоморя. Площадь Белорусского вокзала была забита толпами рыбаков, которые брали наабордаж каждый останавливающийся автобус, пытаясь попасть в число счастливчиков-пассажиров. Мы с другом трезво оценили наши возможности и поняли, что здесь нам, безриска сломать свои ребра, - в автобус не пролезть. Решили уйти метров на 300 попримыкающей к площади улочке, где народа было значительно меньше, и где автобус снесколькими свободными местами мог спокойнее остановиться, без риска лишится всехдверей. Сидим, ждем. Черезнекоторое время к нам присоединились еще два рыбака, - главные действующие лица в этом повествовании.

 

Первый - Бугай. Это прозвище напросилось само по себе, т. к. он был два метраростом, весом не менее 140кг, с огромным алюминиевым ящиком и таким же огромнымсамодельным коловоротом, диаметром шнека не менее 180см. Второй - Плешивик. Это прозвищетак же напросилось само по себе, т. к. ростом он был метр с кепкой, с большой плешью напотылице, с маленьким фанерным ящичком и старым разболтанным, допотопным коловоротом.

Через час возле нас остановился Львовский автобус и его страшОй в открывшуюсядверь сказал, что есть всего четыре места. Мы все вспорхнули со своих ящиков и кинулиськ двери. Будучи молодыми и шустрыми мы с другом первыми влезли в автобус, но пройтидальше к самым задним и свободным сидениям мешали наставленные в проходе ящики.Третьим влезал бугай, держа на плече огромный ящик и таща за собой свою буровуюустановку. Он стоял на первой ступеньке и держался за поручни, но дальше пройти не мог, т.к. мы с другом загородили ему дорогу. Плешивик никак не мог поднятья на первую ступеньку,к тому же со всех сторон уже бежали другие страждущие рыбаки и он рисковал быть простоотпихнутым от долгожданного автобуса. Видя такую опасность, он попытался просклизнутьмежду ног бугая, но его, трахнутая молью ушанка, соскользнула с лысины и упала на землю. Плешивик нагибается, чтобы поднять шапку, а в это время Бугай, уставший висеть на поручнях,выгнул свою грудь и просто вдавил нас с другом почти до конца автобуса. К несчастьюлямка его огромного ящика соскальзнула с плеча и он летит углом вниз прямо на лысинунагнувшегося Плешивика. Удар был такой, что Плешивик даже не охнув распластался наземле под дверью автобуса. Подбежавшие другие рыбаки подняли лежащего Плешивика иусадили на его ящичек, а Бугай даже не понял, что произошло. Народ попался душевный и уженикто больше не претендовал на оставшееся свободное место в автобусе. Плешивикаподняли на руки и так же на руках внесли в автобус, доставив прямо на последнее заднеесидение. Львовский автобус имеет последний задний ряд сидений прямо над мотором,которые выше, чем все остальные посадочные места. Вот в левом углу, у двери и уселсяПлешивик. Из рассеченной головы сочилась кровь и душевный народ тут же нашел кусокпластыря, которым крест на крест заклеили образовавшееся отверстие, а сверху оделиоблезлую ушанку.

Наконец автобус тронулся в длинный путь. Чтобы скоротать время рыбаки тут жесели играть в народную рыбацкую игру "Сика". Образовалось несколько команд,которые скучились в центре автобуса вокруг импровизированных столов из ящиков. Мойдруг и Бугай присоединились к играющим, а я задремал в правой стороне задних сидений.Плешивик так же тихо дремал, вцепившись одной рукой в вертикальный поручень, другуюруку он положил на горизонтальную часть от этого поручня и уперся лбом в натянутойушанке на положенную руку. Так как играющих было много, а места в проходе очень мало,рыбаки убрали большую часть ящиков в самый зад автобуса, так что ногу поставить там ужебыло некуда. Прошло более часа и вдруг автобус резко подбросило на ухабе. Наверноводитель зевнул приличную колдобину. Зад Львовского автобуса подбросило, каккатапульту и рука Плешивика соскользнула с горизонтального поручня. В туже секундушапка Плешивика слетела с его головы и он со всего маха приложился лбом о голыйпоручень. Раздался глухой удар, Плешивика откинуло на спинку сидения и он отключился. Вавтобусе все стихли и с испугом смотрели на неподвижного попутчика. Душевный народ сразу вспомнил, что именно этому рыбаку уже досталось по темени, а больше всехрасчувствовался Бугай, т.к. испытывал некоторую свою вину в первом эпизоде. Бросивкарты он на четвереньках добрался до Плешивика и стал приводить его в чувство. Кто-топередал ему нашатырь на тряпке и Плешивик зашевелился. Увидев огромную шишку на лбу Плешивика Бугай совсем растрогался и полез в свой огромный ящик за наркозом. Наливцелый стакан водки он вложил его в руку Плешивика, в другую руку сунул здоровый,племенной, соленый огурец. Плешивик молча и не морщась принял наркоз, так же залпомзаглотил огурец и откинулся на спинку, тупо глядя на окружающих. Автобус снова тронулсяв путь, и игра в карты продолжилась.

Бугай изредка поглядывал на Плешивика, сочувственно покачивая головой. Наконецего видимо что-то осенило и он снова пополз по ящикам на четвереньках в зад автобуса.Плешивика сильно развезло то ли от стакана, то ли от огромного огурца и он еле сидел,пытаясь держаться прямо. Бугай предложил ему лечь на задние сидения, благо они былисвободны, т. к. двое, - Бугай и мой друг ушли играть в карты. Чтобы ему было теплее, Бугайнакрыл его сверху своим огромным тулупом, так что Плешивика даже не стало видно.Удовлетворенный оказанной заботой Бугай снова сел за карты. Проехали еще несколькочасов. Плешивик не вставал ни на заправках, ни до ветру. Все даже забыли про него, но тутавтобус снова очень сильно подбросило. Водила резко тормознул, а сонный Плешивик,взлетев до потолка с тихим писком полетел вперед и рухнул вниз прямо на расставленныйящики. Снова наступила тишина. Плешивик лежал, накрытый тулупом и не шевелился. СноваБугай полез проверять его на живучесть. Откинув тулуп, взорам открылась картина:Плешивик припечатался лицом о самый высокий ящик Бугая. Его нос, посиневший от водкитеперь стал просто фиолетовым, а из разбитых ноздрей раздувались красные пузыри. Бугай,чуть не в слезах разорвал свой старый и грязный носовой платок на две части, смочил ихводкой и запихнул чуть не до затылка Плешивику в ноздри. Дальнейший путь до самойдеревни все ехали в настороже, - как бы снова не пришибло бедного попутчика.

Деревня оказалась небольшой, но вот дома удивляли своими размерами. Это былидвухэтажные, большие постройки, в которых жилое помещение занимало половину верхнегоэтажа, вторую половину занимал сеновал, где сено лежало на длинных поперечных жердях, авнизу под всем домом был скотный двор с коровами, свиньями и курами. Первая иединственная комната с печкой по средине была размером где-то 6 х 8м. Вот в такую хату ивселился весь автобус. Хозяин с хозяйкой спали на печи, поэтому в нашем распоряжениибыл весь пол, на который стелились соломенные матрасы для спанья. В комнате стоялдлиннющий стол, за которым на двух таких же лавках уместились почти все рыбаки. Наскороперекусив, все разбежались по речке.

Было начало марта и клев уже начинал активизироваться. Все поймали по разному,но без рыбы почти никто не остался, кроме Плешивика. С бодуна и с заплывшими от ушибовглазами он вряд ли видел поклевки сторожка. К вечеру все снова собрались в избе застолом на традиционный общак. Каждый достал из своих закромов привезенную жратву ивыпивку и ужин начался. Широкая душа Бугая не давала ему покоя и он усадил Плешивика рядом с собой не жалея ни своей водки ни племенных огурцов.

Плешивик попытался было достать свою единственную непочатую чекушку, но народдружно воспротивился и каждый норовил накапать в стопку Плешивика своей водки ивсунуть в рот квашенной капусты или соленый гриб. Печь была натоплена качественно ивскоре все разделись почти до маек. Натолкав в утробу Плешивика всякой всячины всепостепенно забыли про него и шел обычный шумный рыбацкий разговор. Переполненныйжелудок Плешивика никак не хотел мириться с таким насилием и стад давать позывные.Через некоторое время ему стало невтерпеж и он стал суетится до ветру. Хозяин заботливонакинул ему на плечи его кожушок и вывел в сени, где был "туалет".

Устройство туалета блистало своей гениальной простотой. Просторные сени навтором этаже закачивались поперек дома обрывом. Перед этим обрывом на уровне коленбыла приколочена длинная отполированная штанами слега, которая не давала какающемусесть на пол и позволяла свесить голую задницу над пропастью нижнего этажа, где бродиласкотина. На уровне лопаток уже сидящего на слеге, была приколочена вторая слега,которая удерживала спину какающего и не давала ему упасть вниз. Ширина этоготуалетного балкона была около метра, поэтому рыбацкий народ всю зиму ходил в одно и тоже место. Морозы были не слабые, поэтому снизу выросла огромная гора дерьма,смахивающая на Эйфелеву башню, которая не доходила до второго этажа всего на полметра.Над пикантным местом горела единственная тусклая лампочка. Вот в такой туалет ипривели Плешивика. Проводив его, хозяин вернулся к недопитой стопке и разговорпродолжился.

Наконец водка была вся выпита и народ затребовал чаю. Хозяин поставил на столдвухведерный самовар на углях и вывел трубу от него в верхнюю вытяжку на печи. И тутБугай спохватился своего соседа по лавке. Хозяин почти быстро вспомнил, что давечаотводил его до ветру и ваще ему давно уже пора было просраться, да видать племеннойогурец крепко застрял поперек прохода. Он вышел в сени и через секунду вернулся недоумевая, куда мог запропаститься Плешивик.Сени были пустые. Несколько рыбаков вышли перепроверить ситуацию, но Плешивика нигдене было, и только снизу, из скотника доносился чавкающий звук обитающей там скотины. Кто-тодогадался заглянуть вниз, за перила срального балкона и в свете 20 ватной лампочки всеувидели Плешивика со спущенными штанами, который с упорством альпиниста пыталсявзобраться на Эверест из дерьма. По всей видимости, от передозировки он не удержался надвух точках опоры уникального туалета и сложившись пополам соскользнул вниз навысокую кучу дерьма. Хозяин решил, что выковыривать Плешивика из этой кучи не царскоедело и кликнул свою старуху. Хозяйка накинула свой тулуп и спустилась вниз черезнаружный выход из избы. Внутренняя лестница со второго этажа сеней в нижнее подворье небыла предусмотрена. Через минуту она вернулась и твердо заявила, что такогообосранного мудака она ни в жисть не впустит в свой дом, и ваще с дыркой в голове надосидеть дома, а не лазить в скотнике по дерьму. Народ вступился за бедного рыбачка ихозяйка отправилась по деревне искать истопленную баню, т. к. Плешивик наотрезотказался спать в дерьме даже на сеновале. Благо баня нашлась на другом конце небольшойдеревни и все вздохнули с облегчением.

Пока стирали Плешивика народ сел пить чай, а хозяин начал таскать из сенейсоломенные матрасы для ночлега и расстилать их на полу.

Через час вместе с хозяйкой вернулся Плешивик в немыслимой одежке, которую емуодолжили в банном месте. Хозяйка несла здоровенный тюк наскоро выстиранной одеждыстрадальца. Плешивика усадили за стол и стали так же усердно накачивать чаем. Вскоренарод стал клевать носом и большинство устроилось спать. Все лучшие места оказалисьзаняты и осталось несколько мест под длинным столом. Так как стол на ночь придвинулипоближе к стене, а у самой стены стояли рядом две длинные лавки, то лежащий народ былвынужден ложится ногами под стол, тем более что от окон тянуло холодом. Головы лежащихнамного выступали из под стола, но оставшийся проход между рядами спящих был довольнобольшой и не мешал ночным походам до ветру. Плешивик остался без своего кожушка,который сох на двух веревках над печкой и Бугай заботливо уложил его рядом с собой. Егоогромный тулуп мог накрыть половину спящих. Плешивик тихо лежал на матрасе, положивпродырявленную голову на чей-то чужой валенок и свесив разбухший фиолетовый нос.

Народ затих и начался сначала робкий, а затем более уверенный разноголосый храп.Хозяин со свой старухой забрались на печь, но свет продолжал гореть, т. к. несколькорыбаков еще курили в сенях.

Вдруг Бугай вскочил и выбежал в сени. Оказывается, в заботах о Плешивике он забылзаправить свой большой китайский двухлитровый термос на следующий день. Принесятермос и засыпав в него полпачки заварки, он наполнил термос под пробку кипятком изогромного самовара. Некоторые, страдающие бессонницей рыбаки, стали громковозмущаться, что свет слепит в глаза и его давно пора выключить.Под шумок кто-то из рыбаков щелкнул выключателем, а Бугай в потемках стал шарить постолу рукой в поисках пробки от термоса. Нечаянно он задел локтем термос, который стоялпочти на краю стола, прямо над головой Плешивика и кипяток хлынул из широкого горла нанесчастного Плешивика. Раздался душераздирающий крик и многие вскочили со своих мест.Кто-то догадался включить свет, и все увидели носящегося по избе Плешивика, головакоторого была похожа на красную столовую свеклу. Разобравшись что к чему хозяйкапонеслась к соседке за гусиным жиром, который по ее словам очень шибко сильно помогаетот всяческих ожогов. Принеся плошку жира, она намазала им всю голову Плешивика и сверхуповязала ситцевым цветастым платком, чтобы жир не скапывал на пол. Плешивик, похожий насвеклу в платке, тихо скулил сидя на полу. Пробурчав, что сегодняшний день никак некончится, хозяин снова залез на печь и затащил туда свою старуху. Наконец народ уснул.

Утром все встали с чувством какой-то вины и с опаской поглядывали на Плешивика, укоторого на голове вздулось несколько волдырей. Рыбацкий азарт оказался сильнее всехневзгод и Плешивик надев свою высохшую одежду твердо заявил, что не останется сидеть визбе и тоже пойдет рыбачить. Спорить с ним никто не стал и все разбрелись по реке. Второйдень оказался удачнее, особенно у Плешивика. Он наловил почти пол своего ящичканекрупной плотвы и к 12:00 все снова собрались в избе, укладываясь в обратную дорогу.Чтобы не пачкать избу весь народ сгрудился в сенях, укладывая уловы в свои ящики ирюкзаки. Плешивик потихоньку перекладывал рыбешку из ящичка в целлофановый пакетик. Вэтот момент хозяин вынес из избы огромный двухведерный чугун мелкой вареной картошкидля свиней. В том углу, у стены, где расположился Плешивик, стояло большое деревянноекорыто, в которое и была вывалена горячая картошка, чтобы остывала. Сени заполнил пар итусклый свет лампы почти не стал виден. Бугай, стоя спиной к Плешивику, тщетно пыталсярассоединить стык своего смерзшегося коловорота. Поняв, что в одиночку ему несправится, он попросил помочь стоящего рядом крепкого рыбака. Мужик взялся варежкамиза шнек, а Бугай, засунув изгиб колена коловорота под мышку, принял удобную позу длявыдергивания стыка.

Когда два бугая берутся за дело, - оно всегда спориться. Через несколько сильныхрывков коловорот рассоединился и Бугай по инерции отшатнулся назад, угодив грибкомколоворота аккурат в темя нагнувшегося над ящиком Плешивика. ОглушенныйПлешивик, даже не охнув, плюхнулся задом в корыто с горячей картошкой. Все в страхезамерли. Плешивик сидел в корыте весь в пару и не шевелился. Когда кипяток добралсянаконец через его ватные штаны до задницы, он издал уже знакомый всем вопль и выскочивиз корыта принялся носиться кругами по сеням, натыкаясь на рыбаков и тщетно пытаясьскинуть дымившие паром штаны. На втором витке Бугай словил его одной рукой, а второйсдернул штаны очень ловким, и как показалось натренированным движением. Плешивик повисна его руке, издавая стонущие звуки и прикрывая голый обожженный зад. При весейтрагичности ситуации народ дружно заржал. Такого финала рыбалки никто не ожидал.Выбежавший на шум хозяин щедро пожертвовал ему свои старые штаны, в которых он чистилскотник наверно последние 15 лет.

Водитель автобуса уже несколько раз сигналил, торопя рыбаков к отъезду, и всеснова засуетились вокруг своих пожитков. Чай пить было уже некогда, - все поспешили вавтобус и мы тронулись в обратный путь. Водка была выпита еще накануне, вечером и вседружно проголосовали за остановку у ближайшего магазина. Затарившись и закусив, мыснова тронулся в путь. Плешивик сидел на своем месте в заднем углу, трезвый иподавленный, с опаской поглядывая на своего невольного обидчика. Бугай, сидящий рядом сним, тщетно пытался влить в него хоть немного водки, но бедолага был тверд и оточередного наркоза отказался. Тогда Бугай вспомнил, что у него остался в термосе невыпитый чай и предложил его Плешивику. Плешивик с радостью закивал фиолетовой головой,до сих пор повязанной бабкиным платком и пропитанным гусиным жиром. Бугай досталтермос и налил полную крышку от термоса горячим и крепким чаем. Его огромные изакорузлые руки смело держали алюминиевую кружку, полную чая.

Плешивик так же смело принял эту кружку двумя руками и почти тут же выпустил ееиз рук, т. к. удержать почти кипяток голыми руками он не смог. Кружка упала ему прямо наширинку подаренных тонких штанов, приварив остатки былой мужской гордости. Третий размы услышали знакомый вопль. Водитель спешно остановил автобус и открыл заднюю дверь. Плешивиквыпал из автобуса, на ходу спуская штаны, и сел голым задом на придорожный сугроб,стараясь затолкать свои обваренные яйца внутрь сугроба. Придя в себя, он медленно встал,натянул мокрые штаны и пошел к передней двери автобуса. Водитель открыл дверь иПлешивик вошел вовнутрь. Глядя испуганными глазами на заднее сидение он сказал: "Илисразу пристрелите, или пересадите от этого Бугая, иначе я живым до дома точно не доеду".Спорить с таким аргументом было бы кощунственно и ему уступили самое хорошее место.

До самой Москвы он сидел не шелохнувшись и не выходя на туалетных остановках. Наплощади Белорусского вокзала он попросил рыбачков, чтобы ему принесли его ящик иколоворот, которые лежали в ногах Бугая. От одной мысли о встрече с ним у Плешивиканачинали дрожать коленки. Так они и расстались, даже не попрощавшись, хотя Бугай всевремя их совместного существования очень искренне жалел и постоянно пытался помочьнесчастному рыбаку.

Это была судьба!..